Александр Каминский (a_kaminsky) wrote,
Александр Каминский
a_kaminsky

Categories:

1905. Замыкая круг



Вступление
Часть первая

В комментариях к предыдущей записи о событиях января 1905 года ярко высветились все проблемы «разорванного» текста.
Если автор при написании материала старается держать в голове общую картину, то читатель, добираясь до середины, зачастую забывает о дебюте. Особенно, когда текст публикуется частями и через приличный промежуток времени. Потому позволю себе повторить некоторые положения, изложенные во вступлении.



Тема, вызвавшая кривотолки, довольно прозаична. Мол, про мемуары и петиции, составленные английскими журналистами - это всё это хорошо, прекрасно, но почему, черт побери, людские толпы вывалили на улицы?

В этой связи, думаю, необходимо напомнить, что в результате деятельности нескольких разнонаправленных сил в феврале 1904 года в Санкт-Петербурге был создана крупнейшая в России организация трудящихся - «Собрание русских фабрично-заводских рабочих Санкт-Петербурга». Рабочий класс России рос гигантскими темпами и правительство стремилось поставить рабочее движение под свой контроль. Подобным образом действовали правительства по всей Европе.

Организация была хорошо структурирована и её деятельность финансировалась (а после убийства Плеве хорошо финансировалась) правительством.
Во главе «Собрания» стоял кружок ответственных лиц, а непосредственное управление делами осуществлялось Правлением.

Члены Правления утверждались в своих званиях градоначальником. В качестве эмиссара Правления в коридорах власти назначался специальный и уполномоченный Представитель. Он же должен был осуществлять функцию обратной связи. Доносить Правлению мнение из властных коридоров.

К концу 1904 года, помимо управляющего центра, была создана периферия - 12 отделений «Собрания» в различных частях города и пригородах: Выборгское, Василеостровское, Невское, Коломенское, Гаванское, Нарвское, Петербургское, Рождественское, Московское, на Обводном канале (Дровяная улица), Колпинское и Сестрорецкое.



Центры были неоднородны. Выборгское, считалось «центральным», поскольку было создано первым и по его образу и подобию клонировались остальные.
Ну а «первым» считалось Нарвское, поскольку тут находилась крупнейшая база «Собрания» — Путиловский завод и Путиловские верфи. В «топ-менеджерах» "Собрания" состояло порядка 80 человек, а общая численность «активистов», то есть, активных, имеющих билеты, членов, к концу 1904 года составляла порядка 12 000 человек, из коих около тысячи состояло в центральном, Выборгском отделе.

Много это или мало?

К началу ХХ века Петербург населяло порядка 1 миллиона 300 тысяч человек (по переписи 1897 года).

Штатная численность питерской полиции в это же время составляла 2283 человека.
Плюс три сотни конных полицейских для патрулирования окраин.

Можно, конечно, добавить сюда Штаб и управление Отдельного корпуса жандармов- 16 человек.
Да Санкт-Петербургский жандармский дивизион - около 60 человек, включая офицеров и нижних чинов.
Плюс лейб-гвардейский эскадрон полевой жандармерии - 120 сабель, 30 чинов Кронштадтской жандармской крепостной команды. Но это, в общем, и всё.

Отдельный корпус жандармов насчитывал всего около 7000 человек на всю империю и выполнял помимо прочего ещё разведывательные и контрразведывательные функции.

Итого, получаем на весь Петербург менее 3000 человек.

В Лондоне на 2 миллиона населения приходилось чуть больше 14 000 «безоружных Бобби», а на полуторамиллионный Париж - порядка 9000 жандармов. Тем не менее, почему-то именно Российскую Империю костерят "полицейским государством". А Лондон и Париж считаются оплотами свобод и либерализма.

После скандальной отставки Зубатова, в руководящее звено "Собрания" по рекомендации Гапона и без ведома тайной полиции была внедрена социал-демократическая агентура.
Помимо Алексея Карелина и его жены, в руководство вошли «Николай» «Михайлович» «Варнашев», «Иван» «Васильевич» «Васильев» и «Дмитрий» «Васильевич» «Кузин».

Пишу Ф.И.О. в кавычках, потому как данных об этих «видных деятелях рабочего движения» кот наплакал.

Кто все эти люди?

Вот, например, «Николай» «Михайлович» «Варнашев» случайно попал в кадр вместе с Гапоном и Фуллоном. Выглядел потомственный «токарь-металлист» так.


Вы кепочку обронили-с, инспектор Лестрейд


Биография до 1904 года неизвестна, ибо написана им самим.
Тем не менее, это источник. По крайней мере, написано в России и по русски. Это не гапоновские мемуары, где больше «от Диллона», чем «от Гапона». Интересны они ещё и тем, что время унификации мифологии - 1925 год - ещё не наступило. Потому иногда объект прогововаривается.

Например, процесс создания эпохальной петиции Варнашев описывает так.

В конце ноября 1904 года состоялось расширенное заседание «Собрания русских фабрично-заводских рабочих» на котором присутствовали представители всех 12 отделений. Планов забастовок ещё нет. Ни о каком шествии речи близко не идет. Нет даже проекта текста пресловутой «петиции».
Заседание закончилось по сути ничем.
Слушали - постановили: раздумья, как над содержанием «петиции», так и над способами её подачи возложить на Гапона. На том и разошлись.

Период начала забастовки Варнашев не помнит. «Сильно заболел».

5-го января его разбудили:

Итак, 5-го января я лежал больной. Слегка болела голова и в такой же степени лихорадило. Время клонилось к вечеру. Но вот раздался звонок. Кого-то впустили. Дверь распахнулась, ко мне в комнату вошел Гапон, не раздеваясь, в шубе и шапке.
— Вставай! Хворать не время! Едем — центр без вожака! — проговорил он, закуривая.
Я понял все. Момент, к которому готовились — наступил! Хворать не время! В голове прояснилось. Исчезла тяжесть, озноб прекратился, и я торопливо, молча, одевался. По дороге он мне перечислил все крупнейшие заводы, которые забастовали два дня назад, а сегодня уже не дымит ни одна труба... Я спросил, готова ли петиция.
Петицию получишь завтра, или лучше заезжай за нею; еще не выработан текст. Получив ее — собирай подписи, не теряя ни минуты. Ночевать дома я не буду и тебе советую тоже. Каждый вечер буду сообщать — где буду ночью, а днем буду присылать нарочных, в какой отдел еду.


Итак, вечером 5-го января «еще не выработан текст». Не выработан он, положим, и до полудня 6-го января.

6-го января к 12 час. дня я уже был у Гапона, но петиция еще не была готова. У него я застал Тана, Богучарского и еще незнакомого мне интеллигента, который был занят составлением текста петиции.
С Гапоном мы вышли в другую комнату и здесь, взяв меня за рукав, он пониженным голосом, очевидно не желая, чтобы слышали в соседней комнате, спросил:
Скажи, — как по-твоему. Не лучше ли будет, если подавать петицию мы отправимся всем миром? Известим царя и кого следует, что, скажем, в воскресенье, соберемся у Зимнего дворца! Что народ хочет его видеть и больше никого! Что ты скажешь?
Петиции я не дождался, Гапон обещал прислать сейчас же как будет готова, о тексте же пока молчать.

«Незнакомый интеллигент», скрипя английским пером, всё ещё кропает текст.
И решение идти к Зимнему дворцу в воскресенье 9-го января ещё только вызревает в гапоновской светлой голове.

А в это время в Лондоне...

6-го января «Daily Telegraph» публикует сообщение Беринджера, содержащее основные положения «петиции»



При этом, надо понимать специфику работы газеты: номер сдается в набор до вечера предыдущего дня. Даже сейчас. А уж в начале века...
Это не твиттер, не фейсбук и не телеграмм.
То есть, сообщение Беринджера было отправлено в редакцию до вечера среды 5-го (18) января. Собственно, оно и датировано «Wednesday 7:40 P.M.»


6-го января Диллон сообщает о намерении священника Гапона подать петицию с политическими требованиями лично царю, одновременно с массовым шествием к Зимнему дворцу в воскресенье 9 января.



Гапон ещё сам не знает, что будет делать, а Диллон уже знает.
Впрочем, такая информированность Диллона может иметь другое объяснение. Диллон имел русскую жену и обращался в высших сферах. Например, он был приятелем Витте и даже сопровождал его на Портсмутской конференции.



Витте имел тесную связь со Святополк-Мирским. Поэтому до Диллона довели мнение из высших сфер минуя ничтожного Гапона.

Что до петиции, то английский текст «петиции» известен, как минимум, в трех вариантах.

Петиция Беринджера.
Daily Telegraph & Courier (London) -
Saturday 21 January 1905
Петиция Диллона.
Daily Telegraph & Courier (London) -
Monday 23 January 1905
Петиция Макгауна.
London Evening Standard -
Monday 23 January 1905


Авторство английских текстов известно. По крайней мере, известно, кто подписывал материал.
Гай Оскар Беринджер, Эмиль Джозеф Диллон и Дэвид Белл Макгаун.

А где оригинальный русский?

Авторство русского текста оказалось очень сложно установить.

Варнашов вспоминает, что текст писал «незнакомый мне интеллигент».
А Шилов пишет, что документ, легший в основу петиции, составил …

Кто был социал-демократ, составивший 5 января «резолюцию», ни из печатных, ни из устных воспоминаний установить пока не удалось.

Не удалось, установить, понимаете. На собрании было ЦЕЛЫХ ВОСЕМЬ ЧЕЛОВЕК. Имена семерых известны, а восьмого не удалось установить. Никто не помнит.

Меж тем Шилов публикует остаточный текст «петиции» и сообщает, что «этот текст воспроизводится в точности по подлиннику».
А это построчный перевод «петиции Макгауна», сохраняющий порядок слов английского оригинала.

Исходя из этого, не кажется ли вам, что английские журналисты несколько более осведомлены о содержании и способе подачи «петиции», чем сам Гапон?

Карелин припомнил, что «последний набросок петиции» появился только вечером 8 января. Собственно, дата составления «петиции» стоит в «реквизитах». 8-е (иногда 9-е) января. Текст был размножен машинисткой вечером 8-го января в 12 экземплярах для каждого из отделений «Собрания».
Мол, кто-то один, да донесет до государя правду-матушку. Ни один не донес, ни один экземпляр не сохранился.

Не логичнее ли предположить, что информационный поток струился в обратном направлении?

Допустим, идея шествия к Зимнему дворцу с «петицией» принадлежит не Гапону. И текст оной тоже писался не им.
Коль скоро сообщения об этом в английской прессе появились раньше, чем Гапон об этом сообщил даже руководству Собрания.

В этом случае всё становится на места. Не надо выдумывать объяснения откуда у «английских корреспондентов» подобные сведения появились 5-6-го января. При том, что эпохальная встреча с ними Гапона состоялась только в пятницу 7-го.



И не Гапон передал англичанам текст "петиции", а как раз наоборот.
А петицию составили «неизвестные отцы».

Кстати, о неизвестных отцах.

Жизнеописанием «Дмитрия» «Васильевича» «Кузина» нас тоже не балуют. Данных не хватает на страницу машинописного текста. Неизвестны даже год и место рождения. Фотографий нет.
А меж тем «Дмитрий» «Васильевич», помимо всего прочего, был личным секретарем и телохранителем Гапона. По идее, самый доверенный человек и ключевая фигура.

Факты из жизни «Ивана» «Васильевича» «Васильева» известны с пафосных слов Варнашева и скупых строк полицейской сводки.

Типа, 24 года, родился в бедной крестьянской семье Смоленской губернии, с раннего детства работал на фабриках Петербурга, ткач, участвовал в рабочих кружках, образование — самообразование, род занятий — без занятий. Фотографий, естественно, тоже нет.

Считается погибшим 9-го января, оттуда и краткая полицейская сводка.
Как стал великим деятелем рабочего движения?
Всё просто.
Ещё до публикации полицейской сводки, его гибель красочно описал Гай Беринджер для «Reuters».
А дальше пошла писать вся английская губерния. В духе, «знаете, каким он парнем был».
Начитавшись английских газет, корреспондент «Фигаро» Жорж Бурдон сочинил красочное письмо «беременной жены Мишеля Васильева», якобы написанное мужу 8 января. Лондонская «Революционная Россия» перепечатала статью Бурдона, слегка изменив текст и «письмо жены», стало уже «письмом рабочего Васильева». А дальше его разнесла российская революционная и либеральная пресса.

Проблема только в том, что в этих писаниях нет ни строчки правды. Зато понятно, откуда революционеры черпали вдохновение.

Так вот, председателем Правления был выбран Васильев, секретарем Кузин, казначеем Карелин, членами с решающим голосом - Варнашов, С.В.Кладовиков и жена Карелина Вера Марковна.
То есть, вся благородная и анонимная рать была целиком встроена в верхушку рабочей организации.

Кстати, задайтесь целью узнать кто и что такое «С.В. Кладовиков».
Вот газетная фотография на которой изображены «Кладовиков, Семенов, Маслов».



Попробуйте в качестве интеллектуальной гимнастики определить ху из ху, так сказать. Даже с помощью всезнающих поисковиков.

Все эти люди сели на рычаги управления колоссальным механизмом, как минимум, вчетверо превосходящим по численности силы правопорядка.
С возможностью крутить рулевое колесо в любую сторону.



Представителем «Собрания» на три года был избран Гапон. Он же был связующим звеном с несколькими основными политическими силами, которые приняли участие в его создании.
С николаевским правительством в лице министра внутренних дел Плеве и градоначальника Фуллона. С аристократической оппозициией Марии Федоровны в лице Витте, Святополк-Мирского, митрополита Антония, плюс тайная полиция. И с лондонской секцией РСДРП в лице «группы Карелина». Кто стоял за лондонской секцией, надеюсь, уже понятно.



Каждая из этих сил пыталась через Гапона монополизировать свое влияние на «Собрание».

В критический момент оказалось, что влияния первых двух сил, в общем-то, и нет.
Гапон легко ослушался митрополита Антония, легко пошел на обострение конфликта с Фуллоном, легко пропал с радаров тайной полиции. Впрочем, последней, по видимому, «не очень то и хотелось».

А вот третья сила оказалась повлиятельнее.

С присутствием этой силы за спиной у Гапона вообще всё шло относительно легко.
Легко получилась забастовка на Путиловском заводе, а потом и всеобщая. Легко ушел от слежки филеров тайной полиции. Без особых трудностей получилось многотысячное шествие в центр Петербурга. Потом он легко выбрался из толпы, когда начали стрелять. Легко скрылся с места происшествия, легко переночевал в квартире у Горького, легко выбрался в Женеву, потом в Лондон. Легко участвовал в поставках оружия террористам. Легко подписал в Лондоне «мемуары». Легко получил деньги и славу. Легко спустил деньги в парижских варьете. Легко в ореоле славы вернулся в Россию по амнистии.

Трудности начались, когда надобность в нем отпала и он полез крутиться «от себя». Тогда на него навешали всех собак и как собаку же удавили. Тоже легко.
Впрочем, в качестве вешалки для собак его и держали с самого начала.

Но это в сторону.

Все три дня перед шествием активно распространялись слухи о «петиции» (текста никто не видел). И слухи о том, что царь сам возжелал встретиться с народом в воскресенье.
Если вспомните Ходынку (одну и вторую) — поймете, что такое «народ хочет посмотреть на царя».

Все это происходило в отсутствие альтернативных (официальных) источников информации.
Газеты не выходили из-за забастовки типографий.
Все эти слухи, многократно усиленные колоссальной структурой «Собрания русских фабрично-заводских рабочих», и привели весь механизм в действие.

Кто-то очень опытный хорошо изучил фактуру и написал сценарий в виде серии последовательных и логически связанных событий. Оставалось только выписать роли и раздать актерам. Сценарий есть, роли расписаны - справится и недоучившийся семинарист.

То есть, это и будет ответом на вопрос, почему вдруг людские толпы вывалили на улицы..

Засим повторение пройденного закончим и вернемся к повествованию.

4. Расстановка сил.

К утру девятого января все приготовления к шествию с обеих сторон были в основном завершены. Местами сбора рабочих стали 12 отделений «Собрания», расположенных в разных частях города и окрестностей. Движение началось из самых отдаленных. Потом влились те, которые поближе.
На подступах к центру путь шествию преграждали сводные отряды из военных и полицейских сил.

Безуспешно искал в сети карту с диспозицией сторон накануне событий.
А то, что есть не лезет ни в какие ворота.

Потому восполняю, как могу, пробел в отечественной историографии. Не благодарите.

1905 peterburg 1

Кликнув можно увеличить


Флажки установлены в опорных пунктах дислокации сводных отрядов. Цифры на флажках означают сектор, к которому относился отряд.

Всего основных секторов, определенных войскам и полиции для блокирования центра города, было восемь:

1. Василеостровский.

Подразделения Лейб-гвардии Финляндского, Стрелкового, Казачьего, Уланского полков и 89-го пехотного Беломорского полка под командованием командира Лейб-гвардии Финляндского полка генерал-майора Самгина Павла Митрофановича.



Задача: блокировать движение Василеостровского и Гаванского отделения с Васильевского острова в центр. Основные узлы обороны: мосты с Васильевского острова на дворцовую набережную - Николаевский (Благовещенский) и Дворцовый, комплекс зданий Горного института на набережной Невы.



2. Петербургский (Петроградский).

Подразделения Лейб-гвардии Гренадерского, Павловского, Уланского и Казачьего полков под командованием командира Лейб-гвардии Гренадерского полка генерал-майора Рагозина Александра Николаевича



Задача: блокировать движение в центр города с Петроградской стороны (Петербургское отделение). Узлы обороны: мосты с Петроградской стороны на Васильевский остров и Дворцовую набережную - Биржевой и Троицкий.



3. Выборгский.

Подразделения Лейб-гвардии Московского, Уланского и Драгунского полков под командованием командира Лейб-гвардии Московского полка генерал-майора Белова Владимира Владимировича
Задача: блокировать движение в центр от Выборгского (центрального) и Сестрорецкого отделений.
Узлы обороны: Литейный мост, комплекс зданий Санкт-Петербургской медико-хирургической академии (клиника Виллие) на перекрестке Большого Сампсониевского проспекта и Боткинской улицы с блокированием выхода на Сампсониевский мост.



4. Нарвский и Коломенский.

Подразделения Гвардейского экипажа, Лейб-гвардии Измайловского полка, 91-го пехотного Двинского полка, 93-го пехотного Иркутского полка, 96-го пехотного Омского полка и Лейб-гвардии Конно-гренадерского полка под командованием командира 2-й бригады 1-й Гвардейской пехотной дивизии генерал-майора Рудановского Константина Адриановича.



Самая протяженная линия обороны и одно из самых опасных направлений. Отсюда началось движение в центр города от Нарвского и Коломенского отделений.

В этой части Петербурга находились основные базы «Собрания» - Путиловский завод и Путиловские верфи на Екатерингофке. Отсюда же направились в составе 20 тысячной толпы Гапон с Рутенбергом.

Узлы обороны: Нарвские ворота, Нарвская застава, верфь, перекресток Английской набережной и Замятина переулка у Николаевского моста, угол Английского проспекта и набережной Мойки. Варшавский мост через Обводный канал, Старый и Малый Калинкинские мосты на Фонтанке и канале Грибоедова.



5. Александро-Невский, Рождественский и Шлиссельбургский.

Подразделения Лейб-гвардии Атаманского, Драгунского и Преображенского полков, 90-го пехотного Онежского полка, 91-го пехотного Двинского полка, 89-го пехотного Беломорского полка, 198-го пехотного резервного Александро-Невского полка под командованием командира Лейб-гвардии Атаманского полка генерал-майора Ширмы Константина Антоновича.




Задача: блокировать движение в центр города от Невского и Рождественского отделений.
Узлы обороны; Шлиссельбургский тракт и Архангелогородский (Шлиссельбургский) мост через Обводный канал у Невы, вблизи Александро-Невской лавры, Обуховского и Невского заводов, Невский проспект угол Суворовского, Лиговский проспект угол Обводной и Новокаменный мост через Обводный канал, Суворовский проспект, Николаевская Академия Генерального штаба.



6. Московский
Подразделения Лейб-гвардии Семёновского, Егерского и Драгунского полков под командованием командира 1-й бригады 1-й Гвардейской пехотной дивизии генерал-майора барона Лангофа Карла-Фридриха-Августа Федоровича



Задача:блокировать движение в центр города от Обводного, Московского и Колпинского отделений
Узлы обороны: Московская застава, угол Боровой и Обводного канала, Ново-Московский мост через Обводный канал.



7. Казанский, Спасский и Литейный.

Подразделения Лейб-гвардии Преображенского, Конно-гренадерского полков и Лейб-гвардии Сапёрного батальона под командованием командира Лейб-гвардии Преображенского полка генерал-майора Свиты Гадона Владимира Сергеевича.



Узлы обороны: Гостиный двор, здание городской Думы и Казанская площадь на Невском проспекте.



8. Адмиралтейский, Зимний дворец.

Подразделения Лейб-гвардии Павловского, Преображенского, Кавалергардского, Казачьего и Конного полков под командованием командира Лейб-гвардии Павловского полка генерал-майора Щербачева Дмитрия Григорьевича.



Последний рубеж обороны - Дворцовая площадь и Зимний дворец.



Ситуация была серьезная, потому оборону заняли отборные войска под командованием лучших из лучших. Цвет русской гвардии под началом прославленных и увешанных орденами боевых генералов. Которые командовали, по сути, батальонными группами.
Общее командование и разработку плана действий осуществлял командир Гвардейского корпуса князь Сергей Илларионович Васильчиков.



К сожалению, не нашлось фото генерал-майора Белова Владимира Владимировича.
А фото Владимира Сергеевича Гадона из советского лагерного досье. Меж тем человек командовал Лейб-гвардии Преображенским полком. Первым командиром которого был Петр I. А шефами полка русские монархи.

С разных направлений на них надвигались толпы трудящихся. По разным оценкам, общим числом от 120 до 180 тысяч человек.

Господствует мнение, что это было мирное, праздничное, практически верноподданническое религиозное шествие с хоругвями, иконами и «Боже царя храни». Воспроизведенное в сотнях и тысячах иллюстраций и кинолент.

Александр Глебыч с присущим ему мастерством, живописует нам стереотипную лубочную картинку: старики, старушки, и детишки чинно-благородно собрались на праздничный крестный ход.
С хоругвями, крестиками, иконками, веточками вербы...Веточки вербы меня умилили особенно.
Веточки вербы... В ЯНВАРЕ.

Умиление, однако, умилением, но неплохо бы взглянуть на сей крестный ход глазами очевидцев.

Ну, вот хотя бы глазами Георгия Аполлоновича Гапона.

5. Крестный ход.

Что ж. Открываем 15-ю главу «Истории моей жизни» и внемлем:

Всюду были остановлены конки, но движение на санях и пешее продолжалось.
Видя все это, я подумал, что хорошо было бы придать всей демонстрации религиозный характер, и немедленно послал нескольких рабочих в ближайшую церковь за хоругвями и образами, но там отказались дать нам их.
Тогда я послал 100 человек ВЗЯТЬ ИХ СИЛОЙ, и через несколько минут они принесли их. Затем я приказал принести из нашего отдела царский портрет, чтобы этим подчеркнуть миролюбивый и пристойный характер нашей процессии.


Э.. Гха-хм...
Постойте, постойте.
Как это «они отказались дать нам их, тогда мы взяли их силой»?
Взять силой то, что тебе отказываются дать - это уж какая-то совсем хрестоматийная уголовщина.
«Открытое похищение имущества (грабеж), сопряженное с насилием (разбой), совершенное по предварительному сговору группой лиц».
Где же тут мирное шествие лапотных поселян с чистыми помыслами о счастье трудового народа?

Священник Гапон, ни много, ни мало, сообщает нам, что небесная сотня возвышенных мирных трудящихся по его наводке ОГРАБИЛА ЦЕРКОВЬ.
На такое дело и уголовники-то пойдут далеко не все. Даже сейчас. А уж тогда...
Да ещё и не корысти ради, а во имя смутной цели «придания демонстрации характера религиозного шествия».

Что это вообще такое? Как выразить одним словом это закавыченное словосочетание?
Есть такое слово, есть. МАСКИРОВКА.
«Комплекс мероприятий, направленных на введение противника в заблуждение относительно наличия, расположения, состава, действий и намерений своих сил».

Если шествие хоть в какой-то степени религиозное, грабить церковь для «придания ему характера» вовсе не обязательно. Скорее даже наоборот.
«Придать характер» требуется в случае если демонстрация имеет смысл другой.

К слову, эсеры, с изложенным Гапоном не согласны.
Нет, нет, «взяли силой» они не отрицают. Да и с «приданием характера» всё в порядке.
Сама идея прекрасна, но вот её авторство...
Принадлежит оно, дескать, не Гапону, а .. эсеру Рутенбергу.
Верующему иудею.
Так получается ещё лучше. Хотя, куда уж лучше.
Разве добавить пару «веточек вербы»... Для аромата.

Исходя из этого, что можно сказать про «мирный крестный ход»?
Да не было никакого крестного хода.
Хоругви, иконы и прочие церковные артефакты вместе с «портретами их величеств» были замечены только в первых рядах толпы у Нарвских ворот.
То есть, там где передвигались Гапон с Рутенбергом. И чья это была идея не важно.
Важно, что, по утверждению самих действующих лиц, - всё это камуфляж из награбленного.
Планы же по воспоминаниям Рутенберга были другие, практические:


Гапона я мог увидеть только 9-го утром. Я застал его среди нескольких рабочих, бледного, растерянного.
Есть у вас, батюшка, какой-нибудь практический план? — спросил я.
Ничего не оказалось.
— Войска ведь будут стрелять.
— Нет, не думаю, — ответил Гапон надтреснутым, растерянным голосом.
Я вынул бывший у меня в кармане план Петербурга с приготовленными заранее отметками. Предложил наиболее подходящий, по-моему, путь для процессии. Если бы войска стреляли, забаррикадировать улицы, взять из ближайших оружейных магазинов оружие и прорваться во что бы то ни стало к Зимнему дворцу.
Это было принято. .


Вот такой вот «практический план» шествия, которому так незатейливо был придан религиозный характер. Баррикады, погром оружейных магазинов и прорыв к Зимнему дворцу. Аналогичные планы были и у социал-демократов.

Только в других местах трудящиеся «приданием характера» и не заморачивались.

Красные флаги, баррикады, битье витрин и фонарей, переворачивание урн, грабежи, сквернословие, мордобой и поножовщина. Революционный класс as is.

Разумеется, подобное поведение при таком скоплении народа не могло обойтись без кровопролития.
И, разумеется, не обошлось.

Заключеие следует
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 101 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →